D-r Zlo
я убил зверя под баобабом
Название: "Легкость встреч и расставаний"
Автор: D-r Zlo
Фэндом: соционика
Персонажи: Бальзак / Достоевский
Рейтинг: G
Жанр: повседневность, психология, романтика, слэш
Состояние: закончен
Размер: мини
Предупреждения: нецензурная лексика

Никто не знал, как это получилось, кто виноват и что теперь спасёт Вселенную от неминуемой катастрофы, но Кейт влюбился.
Вообще-то он дал себе зарок никогда этого не делать – с тех пор, как большеглазая и волоокая девочка Шин, с которой у них так и ничего не состоялось, ушла к несимпатичной тридцатилетней лесбиянке с прокуренным голосом и надрывным поэтическим талантом. Оставшаяся с тех времён чересполосица шрамов украшала его руки и по сей день; Кейту повезло быть начинающим медиком, знающим, как и куда себя резать, но не повезло быть трусом. Глядя на свои окровавленные руки, он внезапно решил, что это всё слишком глупо и неэстетично, и что такие переживания, конечно, стоят чудесных шрамов на руках, но не стоят потраченного времени, и обещал себе больше никогда не влюбляться и уж тем более не переживать по этому поводу. Однако – не получилось: он продолжал напиваться, страдать, смотреть на фотки Шин вконтакте и мрачно курить под «Доктора Хауса» - важного аккомпанемента его грусти. А через месяц – снова влюбился. И снова – очень сильно.
Его подруга Эльф (по сути – не подруга, а очередная хорошая знакомая) уже где-то с месяц рассказывала ему о своём возлюбленном – каком-то еврейском мальчике, с которым она познакомилась в Интернете. Он очень добрый, щебетала счастливая Клёпа, умный, ласковый, чудесный! А ещё он возвращается из Шотландии, где учился то ли на культуролога, то ли ещё на кого из этой области! Даже о свадьбе речь заходила!
Только врождённый похуизм на дела, происходящие вокруг него, не давали Кейту вставить свои пять копеек в идеалистические мечты Эльфа. Что нет никакого смысла ехать в Шотландию, чтобы учиться там на культуролога (зачем?!), что пройдёт пара месяцев, и он её оставит – конечно, Эльфик милая и всё такое, но строить с этим мечтательно-восторженным существом отношения – упаси боже… И не женится он на ней никогда. Даже навряд ли, что переспит.
Судьба его даже столкнула с этим загадочным еврейским парнем; и судьба эта счастливо улыбалась, буквально вталкивая в объятия Кейта окосевшего от такого напора юношу. И Кейт его прекрасно понимал – сам он тоже слегка впал в ступор, пытаясь осознать, кой чёрт Эльфик пришла к нему в гости, когда он хотел побыть совсем один.
- Знакомься, это Кейт! Помнишь, я о нём тебе рассказывала?
Кейт был хирургом и не верил в естественность гомосексуализма: более того, мог с блеском аргументировать свою точку зрения и раскатать оппонентов, чаще всего являвшихся либо восторженными фанатками слэша, либо некомпетентными псевдопсихологами. Но одно дело – говорить о естественности гомосексуальных наклонностей, а другое – иметь возможность переспать с каким-нибудь симпатичным парнем. Теоретически это было возможно, Кейт никогда не отбрасывал эту мысль в сторону, хотя и предпочитал в основном девочек…
Ну, до поры до времени.
Нельзя сказать, что он влюбился в него сразу, но заинтересовался так точно. После многочасовых размышлений о природе своего внимания к этому парню, Кейт пришёл к выводу, что он – грёбаный извращенец… И да, ему эта мысль даже понравилась. Немного мазохистски, но понравилась.
Они были достаточно похожи, только светло-русые волосы Кейта не вились, и вообще свисали безжизненной соломой вдоль лица, вместо того, чтобы быть взятыми в хвост – как у этого парня Эльфика. Светло-серые глаза Кейта были мелкими, глубокопосаженными и лучились презрением ко всему человечеству, тогда как крупные и круглые глаза его новой влюблённости взирали на мир с интеллектуальной мягкостью и некоторым опасением. Кейт был пониже и помускулистей – был бы совсем красавчиком, если бы следил за собой, а не задротствовал в Интернете. Парень Эльфика – повыше, худощавее и нескладнее, с непропорционально длинными руками и ногами. Наконец, Кейт был давно не брит, а у этого субъекта щетина, кажется, и вовсе не росла…
Он смотрел на офигевшего и уже заинтересованного Кейта с растерянной и опасливой улыбкой, протянул руку и произнёс:
- Здорово, я Сэм.
Кейт не знал, что его удивило больше: неожиданное просторечие его собеседника или приятные манеры и не гейские интонации голоса, поэтому он даже не стал сходу шутить о нём, как делал ранее, со всеми своими друзьями. Просто ответил:
- Кейт.
На мгновение между ними повисла неловкая пауза, и Сэм, с улыбчивым и недоумённым выражением лица, спросил его:
- А по-настоящему тебя?...
Кейт на секунду оскорбился – он ненавидел своё имя и предпочитал обходиться никами. Однако сейчас он решил, что, если он не скажет Сэму своё имя, то ему об этом расскажет Эльф – и эта мысль заставило его сдержанно разозлиться.
- Лёха. А тебя?
- Сэм же, - всё так же улыбаясь, ответил гость.
Позже Эльф рассказала Кейту, что полное имя Сэма – Самуил.
- Правда, красиво? – спрашивала она, и Кейт отвечал ей:
- Не очень.
Сокращение нравилось ему намного больше.
Кейт стал самым близким другом для неё в это время: он заинтересованно расспрашивал о Сэме, об их с Эльфом счастье, свиданиях, ссорах… Другую девушку напрягло бы такое внимание, но только не Эльфа, всегда видевшую в людях только хорошее. Она подробно рассказывала Кейту обо всём, что тот попросит: о привычках и биографии Сэма (младше неё года на три, культуролог, рано потерял отца, мать – польская русская, отчим – русский еврей, как и отец; любит оперу и у него аллергия на молоко), о том, как они встречаются (слава богу, пока они не целовались!). Что Сэм – истинный джентльмен: дарит ей цветы и мелкие подарки, и не даёт ей расплачиваться за себя. Правда, жалуется Эльфик, он не очень разговорчив: предпочитает слушать, а не говорить, о себе рассказывает односложно и явно не с большой охотой… Она даже хотела его «перевоспитать», но Кейт еле-еле уговорил девушку этого не делать: чем дальше, тем больше её парень казался ему… интересным. К тому же сама идея перевоспитания казалась ему отвратительной и лишённой всякого смысла.
Потом Кейт набрался храбрости и попросил у Эльфа номер сэмовой аськи. Её это только обрадовало: Кейту даже на какой-то момент стало стыдно, ведь девушка была уверена в том, что её «мальчики» обязаны подружиться. Конечно, он был с ней согласен, но всё-таки с его стороны это было… мерзко.
Впрочем, как будто его это когда-нибудь останавливало.
После трёх дней алкогольного угара, страха перед событиями и прочих ужасающих душу нормального человека загонов, Кейт всё-таки рискнул добавиться к Сэму и написать что-то вроде «Здорово, это Кейт». И, о чудо, Сэм ответил ему почти в то же время…

И с этого момента Кейт про себя всё понял. Что теперь он уже от этой влюблённости хер отвяжется.
Они списывались каждый вечер, примерно с девяти до трёх утра, обеспечивая друг другу бессонницу и ужасное пробуждение. По выходным было легче, так как парни имели возможность высыпаться… пока у Сэма не случились субботние утренние спецкурсы, а у Кейта – практика в больнице. Потом Сэм рассказывал ему о том, что нового узнал на своих занятиях, а Кейт – травил ему циничные байки про пациентов, невероятно радуясь его реакции: он боялся, что Сэм окажется той ещё барышней, но нет – несмотря на интеллигентность и гуманизм, он очень ценил хороший чёрный юмор.
Это, наверное, паршиво так думать о парне, но Кейт не мог удержаться от того, чтобы называть его «няшечкой». Сэм невероятно с этого бесился, и, пожалуй, становился ещё более няшным, чем был до этого.
«Я когда-нибудь его трахну, - философски-обреченно думал Кейт, набирая ему ответ. – Чёрт возьми, я гребаный неудачник и извращенец, но я его трахну».
Чтобы избавиться от этого наваждения, парень вновь начал неразборчиво ходить по девочкам, пытаясь количеством секса компенсировать его качество. Это приводило его ещё к большей неудовлетворенности: если раньше его цепляла каждая любовница, то теперь он, скорее, находил в них исключительно недостатки и портил этим все позитивные ощущения от секса.
Наверное, дело было ещё в том, что Сэм умел его удивлять. Например Кейт задавался вопросом, как этот парень может материться, как последний сапожник, и при этом оставаться няшным интеллектуалом? Почему, несмотря на все вопли, вроде «Врааай, боже, какие же они все тупые, я ненавижу человечество!», он всё равно был гуманистом и идеалистом? Почему, в конце концов, он? Ведь Кейту не нравились такие люди: он подсознательно искал в них какой-нибудь подвох. Он-то и девочек выбирал себе совсем других: шумных, наглых, самоуверенных… Почему он?
Всё это заставляло Кейта впадать в ещё более глубокие бездны депрессии и покорно верить в тотальную неудачливость своей личной жизни…
Но, опять же, до поры, до времени.

Он невероятно удивился, когда получил от Шин по аське сообщение. Она не писала ему с тех пор, как уехала жить к своей женщине – и что ей с того времени могло от него понадобиться, Кейт не знал.
«Привет =) Будь аккуратнее, тобой интересуются. Возможно, это спецслужбы».
«Что за нахер?» - подумал Кейт. Подумав ещё немного, он продублировал свой вопрос Шин.
«Что за нахер?».
«Это я тебя должна спросить, крошка. Какой-то очень вежливый маньяк узнавал сначала у меня, а затем у Николя, можно ли с тобой встречаться. Ты наконец-то начал баловаться под хвост? ;]».
Это было… странно. Очень. Особенно для Кейта, наверное, самой скучной мишени для маньяка. Чего там о нём расспрашивать, о парне, ездящим в вуз и в больницу, а в свободное время задротящим за компом?
Но, по крайней мере, это было интересно. Очень.
«Дай, пожалуйста, его номер».
«На, держи. Что там у тебя вообще происходит, ебарь ты террорист?».
Кейт посмотрел на номер и похолодел.
А вот это было действительно тупо. Особенно для Сэма. Блин, да даже ребёнок догадается писать не от своего аккаунта о таких вещах! Что он, понадеялся на честное слово Шин и Николя? Каким же надо быть наивным идиотом, чтобы вести себя… вот так?
И почему Кейт от этого одновременно и счастлив, и испуган?
Вечно всё у него не как у людей.
Но надо было что-нибудь ответить Шин. Что-нибудь…
«А почему я сразу ебарь-террорист?».

Он долго не решался написать Сэму. Он не знал, что ему писать, боялся, что этим их отношения испортятся, что это окажется идиотский прикол Шин и Николя… В голове Кейта творилась невероятная мешанина из противоречивых желаний и стремлений.
Конечно же, он бессознательно ожидал потенциального разочарования в Сэме. Причём не только в нём самом – он столько раз обжигался в отношениях, когда люди из нежно любимых становились редчайшими мудаками или, что ещё хуже, совершенно неинтересными. Разочарование, разочарование, разочарование … и так раз за разом.
Пожалуй, когда он был всего лишь безответно влюблённым извращенцем, он чувствовал себя куда комфортнее, чем сейчас. Когда есть хоть какая-то надежда.
Кейт посмотрел на цветочек аськи: Сэм вышел в сеть. Мысленно выдохнув, Кейт спросил его:
«Чувак, что это за херня?».
Ответа пришлось ждать долго – достаточно долго для того, чтобы понять, что фраза «О чем ты?» была рождена в колоссальных муках. Интересно, что он хотел ему написать сначала? «Я люблю тебя»? «Ой, да брось, это прикол такой был, не бери себе в голову»? «Они всё придумали»? Что?
«Ой, да брось только, ладно? Мне Шин всё рассказала. Какого хера ты писал ей и Николя?».
«Можно с тобой встретиться?».
Пальцы Кейта замерли над клавиатурой. И что он, чёрт возьми, должен ему ответить? То, что хочет? Но что он хочет ему сказать?
«Ты не хочешь мне отвечать?»
«Такие вещи надо отвечать лично. Я могу к тебе приехать? И когда?».
О ещё лучше. Он к нему ещё приехать собирается. Ну просто заебись.
«Давай сейчас. Ты знаешь мой адрес?»
«Нет».
Ну конечно. На его месте Кейт тоже постеснялся бы признаваться в этом.
«Доезжай до метро, и я там тебя встречу»
«Ладно».
И тут же цветочек аськи стал красным.
Что, блять, не так с этим парнем?! Почему, какого чёрта он так себя ведёт? О, Господи, надо было всё-таки его послать… или не надо…
Надо было вообще ему не писать. Авось всё рассосалось бы само собой. А теперь Кейт и не знает, что ему делать.
Он всё-таки абсолютно ненормален. Не Сэм, а сам Кейт. Ему казалось, что он совсем сошёл с ума.

Он встретил Сэма у метро, как и обещал. Выглядели они всё-таки чертовски по-разному: Кейт в просторной толстовке и джинсах с огромным количеством карманов, Сэм – в пижонском бархатном пиджаке и брюках в полоску. На фоне полуразбитого пивного ларька это выглядело особенно эпично.
Они молча взяли по бутылке пива и так же молча направились в секретные запутанные дворики – Кейт немало таких знал.
К тому моменту, как Кейт сорвался и воскликнул вполне логичное «Ну, блять нахуй, теперь же объясни мне что-нибудь, дебила ты кусок!», Сэм допил свой «Олд Билли Эль» до половины.
- Это всё сложно, - начал отвечать он Кейту, глядя куда-то в сторону детской площадки.
- Охуеть блять, - хмыкнул Кейт, в душе прекрасно его понимая. Он тоже бы мямлил и говорил всякие отводящие внимание фразы. Как же глупо это смотрится со стороны.
- Заткнись, а? Мне, блин, сложно! Ну, в общем…
Сэм не успел произнести ничего очевидного – да и не очевидного тоже: Кейт внезапно схватил его за подбородок и столь же внезапно поцеловал его в губы.
Это было неожиданностью не только для Сэма – слегка захмелевший Кейт понял, что произошло только тогда, когда Сэм неловко ответил ему на поцелуй. Они оба чуть не потеряли равновесие в процессе – и прервались лишь тогда, когда Кейт действительно чуть не упал. Сэм схватил его за футболку, держась другой рукой за сетку стадиона. Впрочем, так было даже лучше: Кейт хорошо себя знал – продолжили бы они целоваться, запустил бы он руки ему под рубашку, его бы оттолкнули… или, что ещё хуже, нет. Так что это даже здорово, что всё завершилось так. Может, они забудут об этом…
- Прости, - глупо произнёс Сэм, и у Кейта упало настроение.
- Да за что?
- Понимаешь, я… мне бы… - Сэм чувствовал себя невероятно глупо. – Я не готов этим заниматься, пока я встречаюсь с Сашей. Прости. Сначала с ней нужно расстаться…
Кейт едва не взвыл с досады. Настроение его упало ещё больше: то ли от того, что победа была так легка, то ли потому, что Сэм ломался как девчонка, то ли из-за его крайней няшности и благородности – да зачем, зачем себя так вести?! Что, наличие Эльфа не мешало ему наводить справки у Шин – можно ли встречаться с её бывшим парнем?
Впрочем, Кейт был человеком с пластичной системой принципов, чтобы не принять это маленькое лицемерие. Но оно всё равно настораживало.
Но к Сэму его тянуло по-прежнему. Удивительно.
- Но ты уже всё решил для себя? – спросил Кейт, закуривая.
Ну что он за хуйню, в самом деле, спрашивает – какая там твёрдость решений, о чём он вообще, это же Сэм, с его-то интеллигентностью и нежеланием никого обидеть. Справедливости ради, Кейт тоже сомневался бы на его месте, но вовсе не потому, что ему жаль Эльфа.
Всё-таки он и впрямь последнее уебище. Может, оно и к лучшему, что Сэму стыдно. Всё-таки не так уж этот мир и потерян.
- В любом случае я вернусь.
А вот это было уже серьёзно. Сэм, в отличие от Кейта, обещаниями не разбрасывается – даже ради того, чтобы утешить обожаемых людей.
И это… блин. Это немного пугало.
- Точно?
- Ну, блин, если я говорю.
- Мало ли, что можно сказать.
- Действительно…
Сэм замолчал, но Кейт для себя всё давно понял: этот вернётся. Точно вернётся.
И он не знал, как к этому относиться.

@темы: G, Мини, Романтика