позови меня с собой, назови меня Петрович
Фанфик был написан на кинк-фест в фемслешном сообществе.

Название: Резинка
Автор: Клубничный Шмель
Фэндом: Меланхолия Харухи Судзумии
Пейринг: Юки Нагато/Микуру Асахина
Рейтинг: PG-13
Тип: фемслеш
Размер: мини
Жанр: романс, POV Микуру и был бы PWP, рейтинг бы только повыше, но...
Заявка: Меланхолия Харухи Судзумии, Юки/Микуру. Романс. Случайно разлить чай на книгу.

Сколько бы Кён не жаловался мне на Судзумию-сан, когда она исчезает из кабинета, мне становится немного страшно. Просто, стоит ей появиться рядом, как мир вокруг словно оживает, у Харухи ведь нескончаемый запас энергии, оптимизма, порой совершенно сумасшедших идей, но наша бригада S.O.S без них никуда. Иногда создается впечатление, что спасать нужно именно нас самих. И, если бы в этой школе, как уже давно хотела Судзумия, действительно повсюду висели красные кнопки, чтобы при первой же опасности ученик мог на неё нажать, я бы без промедления её нажала, оставаясь в нашем помещении одна.
А, стоп, кроме меня есть еще Нагато Юки. Забавно, она такая незаметная, что порой принимаешь её за что-то само собой разумеющееся, предмет интерьера, как книжный шкаф или компьютерный стол. Нагато-сан, как всегда, молча читает книгу, за все время нашего общения (лучше даже сказать «кооперирования») она едва ли сказала мне больше десяти слов, не считая дежурных фраз и беззвучных кивков. Но иногда Юки ведет себя куда страннее, чем обычно, и это выражается в том, что она с тем же меланхоличным выражением лица, без всяких эмоций, порой подолгу смотрит прямо на меня, будто ожидая чего-то, а чего – я не знаю, поэтому, краснея, снова спешу заваривать чай. Но у меня не хватает смелости подойти к Юки в такие моменты, поэтому я привычно бегу к Кёну или Судзумии-сан, которая потом обязательно меня припашет к очередному своему безумству вроде косплейной фотосессии или раздаче листовок в вульгарных нарядах. Не надо меня жалеть, я давно привыкла.
Часы тикают, а Коидзуми-сан все не появляется. Я слышала, что Харухи и Кёна сегодня оставили после уроков, последнего просто за то, что он случайно оказался рядом во время очередной экстравагантной выходки нашей духовной наставницы. А я-то думала, что там они с Ицки за чертежи все время рассматривают, а это оказался проект каких-то нечеловеческой величины крыльев, Кён, качая головой, настороженно наблюдал за всем этим со стороны, явно не желая быть причастным. Впрочем, вовлеченным оказался как раз он и никто другой, бедному Кёну пришлось оттаскивать Харухи с крыши, когда она уже собралась проверить свои новые мерцающие крылья в действии под взбудораженные ахи и охи толпы школьников, собравшейся на спортивной площадке, чтобы лучше видеть все это «шоу». По мне так это такой стыд, как она вообще додумалась испытывать такое сомнительное изобретение в школе?
А вот Юки ничего из вышеперечисленного, похоже, совсем не волнует. Чуть наклонив голову, я пытаюсь рассмотреть, что она читает. Какое-то название на английском, стало быть, классика, удивительно, что в этом кабинете есть и такие книги. А, может, она принесла ее из дома? Нет, вряд ли – она же пришелец, я помню её квартиру, простую и светлую, наверное, Нагато-сан взяла ее в библиотеке. Честно говоря, к Нагато вопросов у меня больше, чем к кому-либо, так много мне бы хотелось о ней узнать, помимо служебной информации, если бы не вся её пугающая отрешенность – в разговоре с Юки меня не покидает чувство, что я её напрягаю. А докучать людям я не люблю, от меня и так довольно проблем… Но что-то словно толкает меня в спину, как пинок от Судзумии-сан, и я, подойдя к Юки с подносом в руках, негромко предлагаю:
- Ч-чаю?
Мой голос звучит как-то по-особенному жалко. Даже не поднимая глаз, Нагато качает головой. Руки, сжимающие поднос, начинают трястись – видимо, от внезапного переизбытка смелости. И мысль о книге до сих пор не дает покоя, особенно когда я вижу мелкие английские буквы, и я спрашиваю чуть громче, запинаясь:
- А-а, что т-ты читаеш-шь? – стараясь не встретиться с ней взглядом, я нагибаюсь и заглядываю в текст, хотя от накативших смешанных чувств едва ли могу разобрать хоть слово.
- Мария Корелли, - отвечает она и приподнимает обложку, показывая её мне, - «Скорбь Сатаны».
«Батюшки!» - испуганно думаю я и, пискнув от испуга, с грохотом роняю на пол поднос, еще больше пугаясь от оглушительного треска чашек, полетевших вниз. Я одергиваю горящие от боли пальцы, ничего, на них попало совсем немного, хорошо, что я обожглась несерьезно. Опустившись на пол, я несколько секунд с сожалением смотрю на обломки чашек и, вздохнув, беру в руки поднос. Над моей головой с хлопком закрывается книга, и я, обернувшись, ужасаюсь при виде огромного пятна от чая на юбке Юки, но это еще ничего по сравнению с вымокшими страницами «Скорби Сатаны». Без вариантов, эта книга еще и приносит несчастье! Спешно поставив поднос на стол, я хватаю полотенце и подбегаю к Юки, виновато лепеча:
- Простите меня, Нагато-сан, простите… - без толку промокать полотенцем пятно, я выпрямляюсь, опустив глаза в пол, и чувствую, как на глаза уже наворачиваются слёзы. Всё-таки я излишне эмоциональна! – Я виновата, надо было быть аккуратнее, я такая растяпа…
И я готова продолжать свой тихий монолог еще долго, но Нагато делает шаг вперед и осторожно касается моего подбородка, поднимая голову вверх. Я замолкаю, от растерянности у меня даже перехватило дыхание, и мне остается только пристально наблюдать за ее реакцией, не предотвращая то, чего я так боялась – наши взгляды встречаются, и я замечаю солнечные блики на её очках. На лице Юки нет ни единой эмоции, она лишь медленно качает головой, и произносит своим холодным, почти неслышным голосом:
- Ничего страшного, Микуру.
Микуру… Она назвала меня по имени. Это столь же необычно для нее, как для Кёна было бы надеть заячий костюм и на пару с Ицки пойти к воротам школы с листовками в руках. Нагато вообще редко обращалась к кому-либо, да и в таких редких случаях она называла человека по имени и фамилии, добавляя иногда что-то вроде «человеческое существо». Я нерешительно киваю, полотенце вываливается у меня из рук, но я не спешу его поднимать – мой взгляд прикован только к ней, как будто она меня гипнотизирует. Может, раз она инопланетянка, то и гипнотизировать умеет? Кажется, в её глазах я замечаю некий интерес, и среди прочих навязчивых идей у меня в голове появляется мысль о том, что моя голова для неё – интереснейшая книга, и она без всякого стеснения сейчас читает меня, ей это стоит всего лишь одного взгляда.
- Тебе надо… - невнятно говорю я, быстро глянув на пятно. – Переодеться.
Она подносит палец к моим губам, стремительно оказавшись совсем рядом, подходит в плотную и снова отрицательно качает головой, добиваясь от меня тишины, которую сама находила очень ценной. Только потому, что я боюсь её нарушить, я не сопротивляюсь, когда Юки за подбородок притягивает меня к себе и целует в губы, рефлекторно раскрывшиеся от удивления, хотя, если честно, я не уверена в том, что смогла бы что-нибудь возразить. Я так и не придумала, что. Я не чувствую вкуса губ Юки, они мгновенно становятся влажными и такими желанными, что я с жаром отвечаю на поцелуй, стараясь растопить лёд внутри неё – впрочем, губы Нагато оказываются куда более теплыми, чем я предполагала. Сколько эмоций на самом деле скрыты у Юки внутри? Зачем она их так скрывает? Наверное, этот вопрос снова останется без ответа, да и черт с ним, я стыдливо закрываю глаза, потому что не могу устоять под напором тёмных глаз, наблюдающих за мной сквозь тонкие стекла. Правда, стёкол я уже не чувствую, если Нагато-сан стало неудобно, значит, она просто воспользовалась своей способностью гуманоида и убрала их без каких-либо усилий. Только не потерять голову. Я безмолвно молюсь, чтобы дверь клуба сейчас не открылась, и в проеме не показалось беззаботное лицо Коидзуми, или, чего доброго, Харухи с Кёном, нет, такого позора я точно не выдержу. Только дверь застыла на месте, но я вскоре слышу, как поворачивается дверной замок, и в страхе разрываю поцелуй. Нагато вцепляется пальцами в мое плечо и не дает отстраниться, шепча:
- Я закрыла дверь.
Кивнув, я смущенно провожу рукой по волосам Юки, но ей как будто это и не нужно – она хватает за ворот моей рубашки и тянет на себя, требовательно целуя, кто бы мог подумать, что Нагато может что-то делать с таким напором… Побаиваясь, что совсем скоро я могу потерять контроль, я обхватываю тонкую талию Юки руками и разворачиваю, опускаясь на стул, после чего она на миг отрывается от моих губ и смотрит на меня с тенью удивления. Но сразу, разведя ноги, она садится мне на колени спиной к двери и, нежно проведя ладонью по моей щеке, прижимается всем телом и дразняще целует, то касаясь языком губ, то прикусывая их и отпуская, позволяя мне на какое-то время перехватить инициативу. Не обращая внимания на хаос в голове, я запускаю пальцы в её короткие волосы, ероша их, и слышу шумный вздох, снова пробуждающий в моей душе страх. Нагато протягивает руку и резким движением снимает с моих волос резинку, рыжие волосы спадают на плечи блестящими локонами, Юки смотрит на них и играючи наматывает на палец прядь волос, поглядывая на меня из-под полуприкрытых век. Я краснею еще больше и ищу спасение в новом поцелуе, скрывая свое смущение, но неожиданно Нагато отодвигается, предостерегающе сильно сжав мое плечо. Она поворачивает голову к двери, и замок снова щелкает. Из-за двери слышатся чьи-то голоса, и мне не составляет труда узнать, кому они принадлежат:
- Идём, Микуру-тян уже наверняка заждалась нас! – бодрый голос, кажется, звенит на весь коридор.
Я вздрагиваю от осознания собственной беспомощности и с надеждой смотрю на Нагато, которая тут же быстро встает и воссоздает себе очки, когда она оборачивается, я замечаю, что пятно на юбке испарилось, как будто его и не было.
- Ты уверена, что после твоей выходки в нашем клубе еще остался хоть кто-то? – устало спрашивает кто-то, но обладательница первого голоса не обращает на него никакого внимания.
- О, Ицки! Давно ждешь? – «Господи, за дверью еще и Коидзуми-сан?!»
- Нет, я только пришел, - его словам и чеширской улыбке никогда нельзя верить, я уверена, что он стоит там с того момента, как Нагато заперла дверь, а то и раньше.
Вскочив со стула, я пытаюсь найти резинку, но, видимо, она закатилась куда-то под книжный шкаф, так что придется только пытаться пригладить растормошенные волосы, только времени на это у меня не остается, когда в кабинет дружной братией входят Харухи Судзумия и остальные двое членов S.O.S бригады.
- Йахуу, Микуру-тян, Юки, привет! – Харухи энергично машет рукой, я вижу в зеркале, что улыбаюсь уж больно неестественно, но она по своему обыкновению этого не замечает.
Юки неопределенно кивает в её сторону и, буквально на долю секунду задержав свой пронзительный взгляд на мне, раскрывает лежащую на подоконнике книгу и обычно погружается в чтение. Я начинаю судорожно мотать головой, не находя на полу осколков чашки и, когда меня осеняет, с подступающим к горлу комом вглядываюсь в название книги Юки, написанное заковыристым готическим шрифтом. Она невзначай поднимает чистый и неповрежденный экземпляр «Скорби Сатаны», и я отворачиваюсь к окну, протирая глаза рукой. Конечно, Нагато ведь умеет быстро произносить всякие там невербальные заклинания, поэтому комната выглядит так, словно ничего и не случилось. Поднос одиноко лежит на огромном столе, а на нем стоят чашки, наполненные еще не остывшим черным чаем.
«Неужели теперь она хочет, чтобы всего этого никогда не было? Тогда зачем ей это недоразумение было нужно?»
Кажется, теперь, сгорая от обиды, я готова задать Нагато единственный вопрос, пусть и на виду у всех членов S.O.S. Поворачивая голову, я краем глаза замечаю заинтригованный взгляд Коидзуми Ицки, которым он все это время буравил мне затылок, но потом я вижу кое-что более важное, отчего в глазах мгновенно высыхают слезы.
Тонкую резинку на запястье Нагато Юки.

@темы: Романтика, Мини, Меланхолия Харухи Судзумии, POV, PG-13